Елена Троянская (kisochka_yu) wrote,
Елена Троянская
kisochka_yu

Categories:

В ожидании Котэ. Пьеска абсурдика

Давно собиралась рассказать, как своих котей водила на плановый прием в ветклинику, да руки не доходили. Случилось это где-то через пару месяцев после того, как Клавдий повредил плечо, а нам вместо лечения предлагали отбелить зубы и встать на учет к кошачьему психологу.

Но данный визит не предполагал сложностей: плановый, ну вколют им в меховитые попы прививку от бешенства, посветят в ушки лампочкой – и все дела.

Но не таковы коты! Все началось сразу же, лишь только я, груженая двумя перевозками, вошла в клинику. Из Клавдиной перевозки раздался утробный вой, переводимый на человеческий язык только известной фразой « Как страшно жыыыыть!». Причем именно с указанным количеством букв «ы». Клавдя узнал место, куда его носили два месяца назад, чтобы накормить синтетическими опиатами.

Мне предложили подождать, и все ожидание сопровождалось воем из ящика. Иногда Клавдя шумно, с переливами, вздыхал. Сидевшая рядом со мной дама с очень культурным котиком деликатно поинтересовалась, какой породы у меня зверь, и в порядке ли его душевное состояние. До меня начало доходить, что легкости тут ждать нечего.

Врач был другой, не та фря, которая пыталась отбелить Клавде зубы. Приятный такой мужчина, около шестидесяти. Мне на таких последнее время удивительно везет.

Мы решили начать с Клавдия, чтобы не держать его в неизвестности. Легко сказать - начать. Вы когда-нибудь пробовали вынуть абсолютно расслабленного кота из перевозки? Это все равно, что пытаться черпать кисель каминными щипцами: он высклизывает. Причем, сквозь любую щель. И все это под неумолчную мантру «Как страшно жыыыть!».

Наконец меня осенило. Я вывалила Клавдю из перевозки на смотровой стол, где он растекся слезной лужею. Честно вам говорю – никогда не видела такого плоского кота. Этакий полосатый кот-табака, легче закрасить, чем отскоблить. Мне кажется, даже хвост втянулся.

- Мисс, а он у вас вообще-то сам передвигается? – поинтересовался врач, с сомнением подымая безжизненную котячью лапу.

- Клянусь, не только ходит, но и очень быстро бегает. – я приложила ручки к груди в порыве искренности. Так ведь и не врала же, что редкость.

- Как страшно жыыыть! – внес Клавдя посильный лепет в дискуссию.

Врач смотрит с подозрением, особого доверия явно нет. Но укол Клавде сделал, говорит – забирайте. То ли кот понял, что свободен, то ли ему просто надоело изображать из себя мультипликацию, но он споро вскочил, спрыгнул со стола и залез в перевозку. И принялся деловито закрывать за собой молнию. Молния, конечно же, не поддавалась, не для кошачьих лап делана. Опять раздалось сакраментальное «как страшно жыыыть!». Мы с доктором наблюдали всю процедуру в некотором замешательстве.

- Мне кажется, вы должны ему помочь, мисс, - в конце концов посоветовал врач. – Ну, надеюсь, ваш второй любимец не такой запуганный.

Трудя не была запугана. Она была оскорблена. О чем и заявила во всеуслышание, смазав медсестре по физиономии лапой и оглушительно зашипев прямо в докторский стетоскоп. Пришлось милое дитя увернуть в полотенце, выставив только кусок, скажем так, бедра. Доступными глазу двумя квадратными сантиметрами черной шкурки она умудрилась выказать презрение ко всему миру и лично к работникам ветеринарной индустрии.

- Активная какая девочка, - одобрительно бормотал доктор, пытаясь вонзить иголку в угрожающе тремолирующий мех.

-Как страшно жыыыть! – подтвердил Клавдий из перевозки.

-Забирайте ее! – скомандовал врач медсестре, но дама замешкалась, Трудя вывернулась и прямой наводкой сиганула со стола в шкафчик под раковиной в углу. Перед шкафчиком, вообще-то, доктор на корточках сидел, но мамзель умудрилась перелететь через его голову, высокомерно не замарав лап.

После чего начался подлинный бедлам: доктор и медсестра уговаривали кошку выйти из шкафа, в ответ доносился мряв и писк, а им в физиономии летели рулоны туалетной бумаги, салфетки и средства для чистки и дезинфекции. И все это под настойчивые заверения Клавди из перевозки, что жить таки да, страшно.

В конце концов мне удалось ухватить Труди за лапу и вытащить. Не от какой-либо сверхчеловеческой ловкости, просто повезло: она добралась до хирургических перчаток и так удивилась неизведанным ощущениям и вкусам, что забыла об опасности, разрывая их в клочья. Так я ее с голубой перчаткой в зубах и выволокла. Перчатку нам подарили. С видимым облегчением.

Доктор галантно проводил меня до стойки регистатуры, дотащив перевозку с причитающим Клавдей. Из ящика Труди доносились только чмокающие звуки разрываемой резины.

- Что у нас для мисс? – светски поинтересовалась девушка за стойкой.

- Для мисс – две прививки от бешенства! – мстительно сообщил врач. Девушка взглянула на меня с неполиткорректным любопытством.

-Не волнуйтесь, мне их уже сделали, - поспешила утешить я.

-Как страшно жыыыть! – подвел неутешительный итог Клавдий.
Tags: Гертруда и Клавдий, хулиганство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 151 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →