Елена Троянская (kisochka_yu) wrote,
Елена Троянская
kisochka_yu

Categories:

Народ против ШЕкспира (пьеса, сыгранная на Хэллоуин)

Действующие лица:
Дездемона (черного цвета)
Отелло (белого цвета)
Шекспир (бледного цвета)
Судья (женщина, которая требует, чтобы к ней обращались «Сэр»).
Звучат слова : Встать, суд идет!

На сцене появляется судья.
Судья: Слушается дело о расовой и сексуальной дискриминации «Народ против Вильяма Шекспира». Суд вызывает ответчика.
(входит Вильям Шекспир, он явно не понимает, что ему прилетело. Он выходит на авансцену и принимается раскланиваться, как после премьеры).
ВШ (оборачиваясь к Судье) : Мадам, какая честь, позвольте к ручке!
Судья (скандализована): Ответчик, вы должны обращаться ко мне «сэр». Или «Вашачесть».
ВШ: Но вы же... (шепотом) ДАМА!
Судья: Секретарь, занесите в протокол: сексистски оскорбил суд.
ВШ: Секс... Что? Извините, мадам-сэр, в моем тезаурусе такого слова нет. Секс – слово неприличное. (шепотом) За деньги! Я предпочитаю –любовь!
Судья: Слова нет, а секс есть! Ваша защита готова?
ВШ: (вытаскивает шпагу) Всегда готова!
Судья: Вызываются свидетели обвинения. Отелло и Дездемона!
(На сцене появляется Отелло, он почему-то белый и Дездемона, которая наоборот, черная. ВШ явно недоумевае).
Судья : Суд «народ против Вильяма Шекспира» обвиняет вышеуказанного Шекспира в оболгатиии черного населения в лице Отелло. Судебный процесс спонсирован общественной оргазизацией «Мавританская жизнь еще как считается».
ВШ : Вашчесть, сэр, а почему Отелло – белый? Он у меня по пьесе был черный...
Судья: Так вы хотите, чтобы мы показали, как черный человек убивает на сцене белую женщину? В постели? Не в наши просвещенные времена, первобытное вы чмо!
ВШ : А Дездемона-то почему черная?( в ужасе).
Судья: А вы, значит, считаете, что черная актриса не может играть Дездемону? Может, скажешь еще, что и твоя Джульетта белая, а Ромео не мексиканец?
Отелло ( с явным сочувствием обращаясь вк ВШ): Ты эта, Создатель... при всем моем уважении, но лучше заткнись...
ВШ ( в ужасе обращаясь к Дездомоне): Дитя мое, а папа твой, Дож Венецианский, он какого цвета был?
Дездемона: Папа мой был белый супремасист. И расист. Не любил черных и прогнал нас с маврушей из дома.
Отелло: Грешен, я всегда любил красивых белых венецианок. Вот как она!
Дездемона (неожиданно скандальным тоном): Кстати, папаша Шекспир, а почему у вас пьеса так однобоко называется? Отелло и все тут. А как же я?
Судья: Свидетельница, не опережайте суд. Дайте ему с расизмом разобраться! Так что у нас происходит? Черный мужчина душит белую женщину? Вы что, может, и конфедератов поддерживаете?
ВШ: Подождите, но, насколько я вижу- у вас тут уже давно белый мужчина душит черную женщину. Так вам лучше?
Судья: Не морочьте мне тут всю голову: мы-то знаем, что она на самом деле белая, а он на самом деле - черный! Но так действительно лучше, да.
Отелло: И опять мне повезло так повезло: мавр, а отвечаю за вечную вину белого мужчины!
Судья (озадаченно): Да, что-то не то получается.
Дездемона: Да подождите вы! Я знаю, что надо сделать! Я не хочу, чтобы он меня душил! Давайте лучше я его задушу!
ВШ: Что??? Но я этого не писал!
Судья: Так займись делом и напиши. Прекрасная, кстати, идея. Черная, робкая девушка душит белого супрематисиста. И навзвать надо как-нибудь свежо...
Дездемона: «Дездемона»!
Отелло: А как же я?
ВШ: А как же он?
Судья: Секретарь, занесите в протокол: опять сексизм. Ну и расизм добавьте, тут много не бывает, все пригодится.
Отелло: А почему она меня душит-то?
ВШ: К кому она его приревновала?
Дездемона(скандально): Да к Яго же! Сам говорил, что у него совещание, а сам с Яго шептался по углам, я видела!
Судья: Кстати, интересный поворот темы. Кое-какое сообщество будет довольно, а они богатые.
ВШ: Как Дездемона может приревновать Отелло к Яго? Вы что, не знаете, что Яго – мужчина?
Отелло (обреченно): Говорю ж, создатель ты лучше молчи и слушай умных людей.
Судья (неожиданно покладисто): Хорошо, пусть не от ревности. А за... сексуальные домогательства! Отелло домогался Дездемоны. И она его задушила.
Дездемона: Кстати да! Я вот только сейчас поняла, вот только сейчас! Вот прямщас и поняла!
Отелло (угрюмо) : Ну ты бы хоть намекнула, что голова болит!
Дездемона: А я тогда сама не понимала, я думала мне это нравится и даже очень, а вот теперь мне эта добрая женщина, в смысле ихчесть, все объяснили.
Судья: Короче, суд выносит решение. Всем встать. Вильям Шекспир принуждается к переписыванию пьесы «Отелло» в пьесу «Дездемона» согласно рекомендаций.
ВШ: А если я не соглашусь?
Судья: Вильям, дорогой, ты ж пойми. Ты нам не нужен. Ты только брэнд.
ВШ: Я только кто?
Судья: Ты брэнд, придурок. Там, за дверью, куча писателей трется, чтобы эту пьесу написать. За еду. Поставим твое имя, портрет привесим.
ВШ: А мои пьесы?
Судья: Войди в разум, кто же их читал?
(Шекспир направляется к выходу, его останавливает оклик Судьи)

Судья: Далеко не уходи. Нам еще твою пьесу «Гамлет, принцесса датская и ее Офёл» разбирать .
Tags: хулиганство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments