August 12th, 2006

everything

L'homme a la moto (continué)

...А куснуть эта стерва умеет.

Сам того не замечая, н начал называть своих милых куколок новыми именами: дура, истеричка, стерва. Получилось это легко, без внутреннего усилия, на одном дыхании. Как будто только того и ждал.

И тут вы опять, верно, со своими вопросами – и на кой ему теперь-то было гадать, кто же стоит за этим дурацким, практически уже ненавидимым мотоциклом? Коль уже назвал их, птичек своих ненаглядных, своими именами? Почему бы не позвонить каждой и не сказать: Дорогая, между нами все кончено! – и забыть всю эту историю, как страшный сон? Помилуйте, ну если вы, даже так: Вы – мужчина, то представьте себе, что Вам предстоит сказать «между нами все порвато» одной женщине. Слегка любимой... Уже нехорошо сделалось? А если сразу трем? Ага! Испугались?

Вправду сказать, он был не из трусливых. Но как же идею-то, как же мир, выстроенный единственно волей своего ума – взять да порушить? Это что же, вот все то благолепное равновесие, которое его радовало последние месяцы – да псу под хвост? Из-за какой-то, прости господи, мотоциклетки, даже ненастоящей? Опять же любопытство – все-таки кто из них?


Словом, Писатель Н был раздираем противоречивыми мыслями. То он просыпался с четким намерением поставить вопрос: «Не ты ли мне прислала мотоцикл?» ребром, и успокоить свои пошатнувшиеся нервы в объятиях хотя бы одной из своих пассий. То вдруг хватался он за свой мобильник, чтобы всем им, сестрам во любви, раздать по серьгам и разом прекратить эти мучения... А однажды ему приснилась дама с угловатыми плечами Шпильки, глупенькими глазками Стрекозы и хищной челкой Фаталь. Дама истово хохотала ему в лицо и взатяг курила «Беломор».

Но он не сделался поэтом (поскольку писал только прозу), не умер, не сошел с ума. Избавление пришло неожиданно.
Окончание

(конец предпоследней части)
everything

L'homme (l'homme...) a la moto

Н. уже готов был искать совета у кого-нибудь мудрого - однако ни в церковь, ни в синагогу он не ходил, а друзьям объяснять детали загадки как-то не хотелось - Новая Англия на удивление невелика, зачем ему ехидные разговоры?

Шел девятый вечер по возвращении нежных птичек. Писатель Н. уныло совершал вечерний полив цветочков на участке. Улочка, где стоял его дом, была тихой, поэтому он сразу услышал надсадный рев большого мотора. Впрочем, может, мотор вовсе и не был большим, может, с него просто сняли глушитель. Рев усиливался, и вскоре из-за поворота появился собственно носитель этого рева – громадный, хищный в своем беге мотоцикл. Правда не Харлей, а более комфортабельный и пижонский БМВ. Всхрапывая и взревывая, чуть ли не почесываясь, механическое чудище припарковалось напротив дома Н. Collapse )