August 13th, 2006

everything

Письмо про мотоцикл

Уважаемый Резонер,

огромное Вам спасибо за неожиданное пропиаривание моего рассказа. Но я не могу молчать, потому что очень честная. К сожалению, я никак не в праве присвоить себе чужие лавры. Этот рассказ мне подарили. Я вообще не пишу. Писатели, видите ли, выдумывают свои истории из головы, а у меня и головы-то нет.

Дело было так: тому несколько дней назад, занесло меня каким-то образом в едальню «College Diner» городка Нью Пальц, штат Нью Йорк. Я сидела у окошка – как войдешь, налево, около музыкального автомата. За соседним столом расположилась очень живописная, но обычная для тех мест (Вудсток всего в двадцати милях) пара. Типичный байкер: черная футболка, черные тертые портки и проседь ветра, запутавшегося в бороде. Его дама: интересная, без определенного возраста - может быть и тридцать и сорок пять. Была ли она блондинкой, брюнеткой или рыжей, сказать не берусь – волосы были старательно упрятаны под бандану. Ничего удивительного, повторюсь, для той местности картинка скорее обычная, но они говорили по-русски.

Видимо, на моей незамысловатой физиономии отразилось удивление, поэтому байкер поинтересовался через стол, понимаю ли я по-русски. После моего кивка, они радостно засмеялись (они вообще очень много смеялись, эти двое), мужчина привстал и сказал:
- Позвольте представиться, Лев Комиссаров.
- Чей лев? – несколько обалдела я.
- А это, - все так же смеясь, продолжал он, - моя спутница Алена.

Первую букву алениного имени он произносил как-то странно – то по-московски акая, то раскатисто, по-волжски, окая. Думаю, что Алена по паспорту могла оказаться с равной вероятностью Еленой, Ольгой или Аллой.

Мы разговорились и с легкостью, с какой люди поверяют самое сокровенное случайным попутчикам в поезде, Лев рассказал мне эту историю. Алена почти не вмешивалась, если не считать постоянных взрывов очень, надо сказать, непосредственного смеха. Еще она периодически трепала Льва по его шевелюре и приговаривала: «Ну какой же он славный Котя, ну просто Зайчик!» Седой бородатый Зайчик довольно урчал.

Рассказ был закончен, но мне было не совсем понятно, какое отношение ко всему этому имеет Алена, если вообще имеет.
- А Вы давно путешествуете со Львом? – осторожно спросила я.
- Несколько дней... а может вечность, какая, на фиг, разница, - легкомысленно пропела Алена.
- Я ее украл, увез, посадив на коня, - Лев сообщил мне это с явной гордостью.
- Но вообще-то, - Алена вдруг стала серьезной, - это все было записано в звездной Книге Судеб. Лев – Телец, я - Овен, и мы созданы друг для друга.

На столь драматическое заявление я решила промолчать.
Им пора было двигаться куда-то дальше, по своим байкерским делам. Они поднялись, и Алена подхватила стоявший около их столика решетчатый ящик. В ящике кто-то возился.

- А там кто? – задала я естественный вопрос.
- А это мой кот, Шредингер, - Алена поскребла пальцем по решетке. Кот заурчал.
- Какой Шредингер, Вернер? – обалдела я.
Алена снисходительно улыбнулась.
- Нет, девочка, Вернер – это Гейзенберг, а Шредингер был Эрвин. Но для небелковой жизни Вы образованы неплохо.
- А почему Шредингер? – тупо поинтересовалась я.
- Потому что такая судьба у кота Шредингера – почти всю свою жизнь проводить в ящике, - туманно ответила она.

Собственно, на этом все.
Уважаемый Резонер, как Вы есть человек энциклопедической образованности, не могли бы Вы мне объяснить, ну почему, почему судьба бедного кота Шредингера велит ему постоянно сидеть в ящике.

С уважением,
Кисочка Ю.