November 28th, 2006

everything

Наболевшие вопросы нашего движения (Сказочки от Кисочки)

Не повезло мне в этом семестре – первый тест пришелся на Йом Киппур. И не перенести никак – для больших курсов расписание определяет колледж. Ну, собственно, я ничуть не удивилась, когда уже в начале семестра ко мне подошли несколько человек и предупредили, что, мол, по религиозным соображениям и прочее. Я – натурально – да нет проблем, назначим для вас, братья по крови, дополнительный день. Но в ночь накануне теста меня постигло примерно тридцать эмейлов от студентов, неожиданно осознавших, что они тоже иудеи. На своем собственном опыте я давно убедилась, что быть иудеем, это все одно, что быть, скажем, вегетарианцем – не слишком удобно, порою даже неприлично, но про такое не забудешь. А тут – забыли ребята. И имена-фамилии у этих новообращенных тоже были подозрительные: Джузеппе Челентано, Энрико Гримальди, Тэм О`Шентер, Кветин МакГилл, Хосе Родригес и даже Вашингтон Вильямс Третий (угадайте, какого цвета был последний иудей).
При этом, скажем, Грегори Норштейн явился и старательно сделал свой тест. Когда я спросила его, что ж он не воспользовался лазейкой, носатенькое обезвоженное создание, прозрачными ручками прижимавшее к груди скрыпочку, хмуро, но твердо сказало, что в Торе насчет тестов указаний нет.

Собственно, меня тут два вопроса мучают. Во-первых, насколько эта новая вера устойчива? То есть вот, скажем, в следующем семестре подадутся ли все эти новообращенные в католицизм на День Св. Патрика?
А во-вторых, можно ли считать мой вклад в популяризацию иудаизма достаточным, чтобы просить почетного гражданства государства Израиль?