May 12th, 2008

everything

Попытка пророчества (а вот теперь - про бензин)

Посвящается прохождению отметки 4 доллара за галлон.

Четыре доллара за галлон, конечно же, не было пределом. Более того, совсем скоро этот рубеж начали вспоминать с тоской и недоверием – неужели было так дешево? Незаметно проскочили отметку пять долларов... 10 ... 50... А потом цена стала болтаться где-то в настолько заоблачных высях, что совсем потеряла смысл. Не все ли равно – 200 или 400? Машины потихоньку зарастали бурьяном, а у людей отрастали мускулистые ноги и пропадали животы. Правда, не у всех. Программистское племя даже подсократило свою и без того не слишком высокую подвижность: все теперь работали из дома, выползая на свет Божий только за булочкой в лавочку, которых опять развелось великое множество.

Меж тем пригоршня электронов шла все в ту же невеликую цену, и жизнь в виртуале становилась все интересней и интересней. Круг реальных знакомств теперь ограничивался двумя-тремя улицами в маленьком городе. Ну хорошо – десятью улицами в большом. Но жениться на соседках было не комильфо. Даже признаком определенной реднековости. Люди с понятиями предпочитали находить себе пару в сетке. Технологии, которые бензина не требовали, развивались. В сетке теперь можно было не только обмениваться фотографиями и видео, но и... практически все остальное. Виртуальные церкви благословляли свадьбы. Появлялись дети – впрочем, вполне реальные. Геном ведь расшифровали. Поэтому все необходимое от папаши с легкостью собирали в пробирке прямо в присутствии будущей мамочки. «Тоже мне, геном Ньютона» - любили шутить молодые и легкомысленные медики.

В общем, это было очень хорошо. Довольно долгое время. Пока однажды ученые, которым всегда неймется, и они, конечно же, продолжали работать, не открыли нуль-транспортировку. То есть поначалу-то все обрадовались: кабины выросли по всей Америке. И все виртуально женатые бросились воссоединяться со своими половинами. Но вот ведь незадача-то – почти никто из них друг друга не узнал. Он оказывался, как правило, не Он, а она - не Она. Волна разводов захлестнула мир. Но это уже совсем другая история.