September 3rd, 2008

everything

Ламбертсвилль

Вскоре дорога стала совсем узкой, неразделенной. Но гладкой и мягкой, пружинящей под колесами. Фрида смотрела в окно. Дома куда-то подевались, по обе стороны тянулась луговая зелень. Кони погуливали в строго отведенных для выпаса местах. Дальние поля неистово желтели.

- Люцерна, - Фрида попробовала на вкус неожиданное слово.
- Что? – Эрнест был недоволен. На кой черт надо было тащиться по этой
дороге, когда можно было взнуздать хайвей? Фрида почему-то так и подумала этим словом, «взнуздать».
Collapse )