November 26th, 2008

everything

Милая Мила

Мила представления не имела, когда она впервые почувствовала эту жадность и злость.

Быть может, пару лет назад в гостях у своей подруги? Подруга Райка - с малолетства предмет тайной зависти и ревности. Она была очень хороша собой. Ее родители приехали в Москву откуда-то с Дона, и Райка гордо сообщала, что она потомственная казачка. Школьницы-москвички с трудом представляли себе, кто такие казаки, но слово будоражило. В юности Райка была тонка и звонка, и даже казацкий нос хищной птицы ее ничуть не портил. В должный срок выйдя замуж, Райка обзавелась парой горластых мальчишек-погодков и красота ее утекла, как краска с мокрой акварели. Раздавшаяся вширь, она грузно передвигалась по кухне, суетливо предлагая то варенье в банке с обсахаренными краями, то подлить чаю. Слушала рассказы Милы вполуха, постоянно отвлекаясь то на мытье посуды, то на воспитательный процесс, то на собственный пресный лепет: муж, работа, новая юбка, вчера у нас такое было... Остановилась посреди кухни и бабским движением поправила выпавшую из неряшливой прически прядь. И Мила поняла, что через год и через два, Райка будет топтаться на этой семиметровой кухне, покрикивать на своих взрослеющих сыновей, мыть посуду, привычно ворчать на мужа. А потом - покрикивать на внуков. И все время поправлять бабским движением выпавшую из прически прядь. И только старость, жалкая и беспомощная, обещала перемены в этой жизни. Пусть не к лучшему, но перемены. Огромный кусок жизни становился однородным, будто между старостью и юностью вмонтирован толстый кусок стекла. А в стекле - женщина, поправляющая бесполым жестом выпавшую из неряшливой прически прядь. Картинка была неизменна, как пейзаж за окном окраинной многоэтажки - вмерзшие в снег гнутые трубы, чахлые деревья, с рождения наполовину сломанный забор.
Collapse )
everything

Разумная Раечка

Начало
Рая не помнила, как ее занесло на ту вечеринку. Впрочем, ясное дело – Милка позвала. Муж был в командировке, мальчишки у бабушки. Обычный такой междусобойчик, без всякого повода. Выпить-потанцевать. Царила, естественно, Мила. Окруженная толпой поклонников. Толпа была невелика – человека три, но в маленькой тесной квартирке казалось, что это большая свита.

У Милы всегда существовал один, на данный момент, главный. В тот раз это был Толя, Рая его видела впервые. Судя по манере держаться, вести разговор, слушать собеседника, ненавязчиво шутить – человек толковый, знающий себе довольно приличную цену. Но Мила, конечно же, царила. Бедный Толя глаз с нее не сводил, только что не ел живьем. «Бедняга, еще один» - равнодушно подумала Раечка и положила себе еще оливье.
Collapse )