January 18th, 2010

everything

Чай из рододендрона

Он вошел на нашу стоянку, как был: в бороде, рюкзаке и кедах. И замялся у импровизированного порога: у нас народ библейские части хоть как-то, но прикрывал. Обычно концептуальной рваниной, но важен принцип. Я отвлеклась от макарон по-флотски, которые булькали на костре и, чувствуя себя матерью Терезой, милосердно предложила молодому человеку полотенце. А то бедолага начал как-то смиренно и слегка боком приседать. Хотя, если он кого и смущал, то только самого себя.

- Я пришел, чтобы забрать принадлежащее мне, - сказал кедоносец почти что стихами. Голос был низкий, раскатывающий южнорусское “г”, даже в тех словах, где этого “г” нет.
Collapse )