Елена Троянская (kisochka_yu) wrote,
Елена Троянская
kisochka_yu

Category:

Перечитывая «Евгения Онегина»

В очередной раз перечитывала роман, из которого не могу выпутаться всю жизнь. Сядешь этак, пару строф прочесть – ну и очнешься уже после «Примечаний». И все время гложет такое подозрение, что «дурят нашего брата».

Когда слышишь «ЕО», память услужливо подсовывает «Энциклопедия русской жизни» - этакий костылик. Мол, если ничего не поняли в том, что Вам рассказали, так извольте-с.

Откуда же появляется этот привкус гениальнейшей мистификации?

1. Почему роман называется «ЕО»? Евгений – никоим образом не главный герой романа. Более того, порой охватывает ощущение, что автору он неинтересен вовсе.
Его забрасывают в пыльный угол , как надоевшую игрушку. Всякий раз, когда автору хочется просто поговорить о своем, а Евгений тут как бы ни при чем – героем жертвуют безо всяких сожалений.

Автор искренне благоволит Татьяне, его забавляет Ленский. Но Евгений сам по себе? Порою кажется, что Онегину и сплин-то подарили только для того, чтоб поменьше докучал. А в конце он попросту выскальзывает из наших рук, как газета у задремавшего перед телевизором человека.

2. О чем этот роман? Роман ли это об Евгении Онегине или же это роман о том, как писался роман «Евгений Онегин»? Где он начинается? С полуфразы-полумысли «Мой дядя самых честных правил» или ближе к концу, где нас радостно уверяют, что поздно, но вступленье есть? А может вовсе с «Итак, я жил тогда в Одессе»?

3. Конечно, Пушкин был большим поклонником Стерна и проводить параллели с Тристрамом легко и приятно. Особенно, после Шкловского. Но в Тристраме, по крайней мере, герой никуда не исчезает в процессе романа – первому лицу повествования трудно исчезнуть. Стерн развлекается от души, рисуя диаграммы «процесса продвижения по роману», но в романе звучит постоянно только один голос. Ну, более или менее один.

«ЕО» - наполнен многоголосицей. В рамках одной строфы Вы можете проследить мнения и фразы случайно проходящих мимо людей («Ребенок быв резоу, но мив» - ясно, что это говорит месье, и таких примеров множество).

И вдруг появляется желание вскричать вослед за Уильямом Джеймсом – так это ж поток сознания, господа! Тот самый поток сознания, который так присущ стал литературе двадцатого века. Но прием этот выполнен настолько мастерски, настолько гениально, что практически не видно швов. Словно скользишь в маскерадной толпе и слышишь поток реплик со всех сторон, складывающихся в причудливый узор какой-то истории без конца и начала... Вдруг отвлечешься на секунду – а там уж новое коленце плетут.

Итак, что мы имеем: роман без героя, роман без конца и начала, роман без видимой канвы сюжета, поток сознания. Все это - свойства литературы скорее века двадцатого.

Так что же получается? «Евгений Онегин» - самый современный роман русской литературы?:-)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments