Елена Троянская (kisochka_yu) wrote,
Елена Троянская
kisochka_yu

Categories:

Счастливое платье

Лизка нетерпеливо переминалась и жала кнопку звонка соседской двери: раз-два-три. "Иду, да иду же", – раздался голос тети Вари. Дверь распахнулась, и соседка ахнула, увидев Лизку:
- Сожгла свадебное платье? Утюгом? Говорила ж тебе, осторожнее!
- Да нет, тетечка Варечка, с платьем все в порядке, можно войти? Тетечка Варечка, спаси!
- Ну проходи в комнату... Да не ори громко, соседский Мишка со смены вернулся под газом. Получка у них, спит теперь.

В комнате Лизка взахлеб принялась рассказывать: такая беда, вот ведь не додумались, приехала родня Кольки из деревни, надо не только свадебное платье, а еще и на второй день. В деревнях свадьбы большие гуляют, как же без второго дня?

- А у меня только синее, шерстяное, которое ты мне в позапрошлом году для училища сшила, а так юбки обтрепистые, сама знаешь, откуда у меня еще одно платье, - Лизка от расстройства чуть не рыдала, - Колькина мать губы поджала, говорит, ты что, в поле обсевок? И денег нет, да и были бы - где матерьял купить, мне уж на свадебное-то Нюрка из сорок шестой устроила... Тетечка Варечка, милая, ну придумай что-нибудь...

Если и был кто в силах помочь Лизкиной беде, так это Варвара. Шутка ли - уж лет тридцать, с шестнадцати, портнихой в ателье работала. И не в простом, а для начальства. Золотые руки у Варвары: хоть платье с плиссе или гофре, или тонкую вышивку, а то и плетеное кружево - все умела. Лизке такое подвенечное за неделю сшила - все бабы ходили смотреть. А тут такая напасть - еще одно понадобилось.

- Ты вот что, Лизавета, принеси стремянку, в передней стоит, да слазь-ка на антресоль. У меня там всякие обрезки-остатки, может, чего придумаем...

У Лизки мигом высохли слезы, и она умчалась. На это она и надеялась – знала о варварином антресольном богатстве. А кружев там! Кружев! На подвенечное Варвара расщедрилась, такую вставку ей сделала, говорила – брюссельские, трофейные. Лизка взгромоздилась на стремянку.

- Так, достань мне вон тот фанерный чемодан, помнится, там креп-жоржет был у меня, желтый в черную крапинку.
-Я желтое не люблю, - предупредила Лизка, но чемодан достала. Ну и тяжелый же сундучище!

Что может быть интереснее, чем копаться в диковинных обрезках? Да Лизка таких в жизни не видала: узорный панбархат, гладенький креп-сатен.. Прикладывала обрезочки к себе и представляла себя дамой, у которой целое платье из такого есть.

- Тут одна мелочь, надо посмотреть, что в глубине.. - Варвара вытащила кусок чего-то желтого, как солнышко, струящегося... - Ну вот, если это скомбинировать с чем-нибудь, то платьишко может выйти...

- Ой, тетечка Варечка, а это что? Целое платье! Ой, да какое! - Лизка держала в руках крепдешиновое платье.

Платье, действительно было загляденье. Бело-синее, полосатое, с пышной юбкой клиньями, а на лифе - оборки из однотонного синего, в тон, плиссе!

- Надо же, давно на него не смотрела, - неожиданно грустно сказала Варвара.
- Это твое? С такой талией?
- Ты что ж, думаешь, я всегда такая была?
- Ой, тетечка Варечка,- Лизке было не до переживаний соседки, - а можно померить? Ну пожалуйста, тетечка!
- Да меряй, не жалко, - вздохнула чему-то своему Варвара.

Лизка скинула застиранный халат и погрузилась в платье. Юбка широкая - как не повертеться перед зеркалом. Лизке платье шло. Она сунула руку в кармашек, в шве юбки.

-Ой, что это? Тетя Варя, это ты?

Варвара осторожно взяла в руки твердый четырехугольник. Совсем пожелтела карточка, смешная карточка, сделанная у моментального фотографа. Варвара в этом самом платье, молодая совсем, в руках - рожок с мороженым. А рядом с Варварой мужчина. Высокий, худощавый, почти худой. Взгляд непонятный, словно не здесь он, или здесь? Губы тонкие, но не злые. А Варвара - от счастья светится.

- Интересный какой.. Кто это?
- Все тебе скажи... муж мой...
- Ой, муж... а сейчас он где? На войне погиб, да? - Лизка быстро окинула глазами - вдруг не заметила чего - стены комнаты и полки этажерки. Нет, не было у Варвары нигде фотографий, обычных в семьях погибших на фронте.

- Нет, мы давно расстались, до войны еще. Да и прожили-то вместе всего два года... Ладно, снимай платье, давай чаю попьем, подумаем, как тебе помочь.

Лизка, успокоившись, что перед деревенской родней своего жениха не осрамится, принялась грызть пряник. Нет-нет да и поглядывая на карточку. Странно ей казалось - никогда она ничего о муже Варвары не слыхала. Впрочем,"до войны" она не помнила.

- Теть Варь, а он кем работал? Выглядит как образованный... Учитель или вообще - профессор, - Лизка прыснула, представив себе профессора в Варвариной коммуналке.

- Да, образованный, в музее он работал. Языков знал много, четыре-пять ли. - Варвара отвечала скупо. Непонятно было, то ли говорить не хочет, то ли, наоборот не может удержаться от соблазна, чтобы не поговорить.
- С ума сойти! А где ж ты с ним познакомилась?
- Да тут и познакомилась. Комнату мне тут дали. Генеральша одна слово замолвила. Больно ей нравилось, как я ей платья гоношила, тогда гофре в моду вошло. А на всю Москву всего несколько мастериц его делали...А он тут жил, в угловой, где Мишка теперь с Клавкой.

- Ну и? - как всякая невеста, Лизка про чужое любовное слушать любила - чтобы со своим сравнивать: кто счастливее.

- Что ну? Так и сладилось. Он тихий был, ласковый. Шанежки очень любил. Я мало понимала, что у него на работе было. Спрошу, ответит: Хорошо все, Варенька...Да и куда мне с восемью классами-то...

- Чай, в койке-то классы не нужны! - Лизка засмеялась собственной шутке.

- Ох и дура ты еще молодая, Лизка, - необидно фыркнула Варвара. - Я всегда, все два года знала - не по себе дерево валю, не по себе... Ну да что? Два года счастливых - а все мои.

- Ну и что, бросил он тебя, да?

- Да нет, почему бросил... Просто ушел. Наследство какое-то получил, что ли. Да и съехал. Подвальчик снял. Книги туда перетащил свои, да и съехал.

- Ну, а ты что же? Даже не спросила, мол, а я как же?

- Ну что спрашивать? Не позвал, ушел, значит решил, что больше не по пути... да я ж говорю, знала, не по плечу он мне... Умный, книгу писал.. А я - что я кроме ниток да иголок видала? Да и ... другая у него появилась..

- Да ну? Молодая, наверное?

- Я и сама нестарая тогда была. Другая – лучше не скажешь. Вот уж пава-то была. Красавица, холеная, аж светится. Надо же, сколько раз ее у нас в ателье видала...

- В ателье? Она что, тоже у вас работала?

- Лизк, ты чем слушаешь? Такие дамы не работают, они у нас платья заказывают. Она, правда, у Зинаиды Алексеевны, Зинки то есть, шила. Та уж старшей мастерицей была...А потом опустел подвальчик... И другие люди там поселились.

- А ты откуда знаешь? Что, ходила, следила?

Варвара опустила глаза.

- Да что греха таить, ходила. Только не следить, а хоть на минутку его увидеть. Любовь, она ведь не выбирает... Опустел подвальчик. Пава еще какое-то время в ателье заходила, а потом и она пропала. Не знаю, сладилось у них или нет. Ну, да дай бы Бог...

- Как ты так можешь! Гордости в тебе нет, тетя Варечка, вот! - Лизка от полноты чувств шмыгала носом, ярилась не на шутку - И что, так за двадцать лет ни разу и не объявился? Попользовался тобой, как ветошкой, да и выкинул? И как звать тебя забыл?

- Ну зачем ты так, глупая, - Варвара улыбнулась. - Ничего он, конечно, не забыл. Он человек чувствительный был. Однажды дворняжку дверью в парадном зашиб, приблудная собачонка была, так, почитай, полгода потом маялся, все рассказывал : Варенька, снится она мне... А ты говоришь, меня забыл... Да что ж он, по-твоему - нелюдь... Разве может человек забыть того, кто душу ему отдал...

- А что ж не объявился?

- Значит, не смог. А говорить так, не смей... Он тоньше нашего чувствовал. Вон, Мишка напьется бывает, себя не помнит, но Клавку-то не забывает. Он, Мишка-то – рвань. А тот душевный был.

- Ой тетечка Варечка, а ты его до сих пор любишь, да?

- Не знаю, Лизка, люблю ли. Понятно, позвал бы - так на коленках бы на край света за ним поползла. Да не нужна, видать. И что я разболталась с тобой... Всё платье это полосатое. Зинка тогда крепдешину по спецталону достала - большой отрез. Себе и мне. Хороша я в этом платье была... Один раз всего и надела... Мы с ним тогда ещё в музей пошли, лекция там была. А потом мороженое ели в парке. Фотографировались... - Варвара замолчала, задумалась, а потом тряхнула упрямо головой, - Вот что, Лизка... Теперь опять такое носят. Я тебе воротничок чуть-чуть подправлю, да и забирай ты это платье. Будешь красавица! Да не сомневайся: это платье – самое счастливое!
Tags: капли датского короля
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments