Елена Троянская (kisochka_yu) wrote,
Елена Троянская
kisochka_yu

Category:

Не родись красивой.

Из предутреннего сна выплывает лицо, странно знакомое. Ну да, я знаю эту женщину, просто запихнула воспоминание на самое дно памяти. Лицо, только лицо, все остальное еще скрыто акварельной розовой пеленой. Брюнетка. Очень красивая, да, очень красивая, даже как-то отчаянно красивая. Почему отчаянно? Не могу пока понять. Но именно это слово – отчаяние опять выныривает из глубин сна. Тонкие черты, веселые глаза. Отчаянно веселые глаза. И тут вспоминается имя :Мила. Я просыпаюсь окончательно. В комнате еще темно, вставать рано, а уснуть уже не удастся. Значит, мне придется вспомнить.


Мы сидим на диване в дневном стационаре Гематологического центра. Я и Мила. Я приехала в командировку, мы тогда занимались спектроскопией крови. Впрочем, не суть. Главное, что мы сидим на диване. У Милы лейкоз. Она действительно красива и главное – у нее есть стиль. Знаете – как это смотрится – розовый цвет на смуглый брюнетках? Обалденно смотрится, скажу я вам.

- Ну, конечно, первый момент был шок, - Мила немного рассказывает о себе. Мы одни, она не прячется за свою обычную равнодушную приветливость. – А потом, поняла – просто такая форма жизни. Особенно смешно было, когда волосы начали выпадать. Да нет, жить можно. И потом...

Я осторожно бросаю взгляд. Я очень боюсь, я действительно страшно боюсь задать бестактный или дурацкий вопрос. Поэтому молчу. Она колеблется, думает о чем-то, а потом решительно тряхнув головой говорит:

- А потом я подумала, может, я хоть через эту дверь от него уйду.

Слово сказано, оно упало между нами и обойти его уже нельзя.

- Понимаешь, мы с ним очень долго... были. Правда и расстались уже давно. Но это как бы кусок жизни. Большой такой кусок жизни, его не вынуть, жизни не будет. Нет, он меня любил страшно, не по-настоящему как-то совершенно. Там все было.. не так, не по-настоящему. Долго-долго... Пятнадцать лет? Двадцать?

-Вы развелись? – не удержалась, брякнула какую-то ерунду я.

- Мы никогда не были женаты. Вернее были... но на других. – повисло молчание, густое такое, его ложкой можно было есть. Только часы, которые всегда спешили, торопились тикать на стене. И решительно, как в омут. – Я ему не подходила никогда.

Глаза испуганные – сказала то, что долго думала и боялась думать.

- Пятнадцать-двадцать лет – и не подходили? – я не выдержала.

- Ты не понимаешь. Он был... ну как тебе объяснить – человек круга. Для него это было важно.
- Какого круга? – в моей разночинской голове такое заявление укладываться не желало, торчало и кололось углами.

- Ну интеллигентного.. ну знаешь – спецшколы, дети профессоров и научных сотрудников. Ну аристократия духа такая...А я – врать не буду, честно скажу, в общем-то, лет до двадцати пяти любила хрусталь в горке, чтобы ковер. Ну там.. фирменные шмотки, помнишь?

- Ну помню, сама страсть до чего джинсы хотела, хоть и профессорская дочка... Чего ж себя не украсить-то?

- Да нет, ты не понимаешь.. Тебе-то легко так говорить. Я же тебя давно здесь вижу, у тебя порода через весь лоб написана.

Я задумчиво потерла высокопородный лоб. Я понимала, о чем она говорит, но, по-видимому, я недополучила от предков некоего шляхетства, которое делило бы людей на мой и не мой круг. К тому же Мила была очень красива, явно умна и, еще раз повторю – ей был присущ стиль.

- Ну и вот..- Мила говорила как бы сама с собой. – Я сначала тоже думала – какая фигня, я же умная, я же сильная, и главное – я же его люблю, ведь так? Значит, я же смогу себя переделать? И я стала себя растить, улучшать, чтобы стать ему близкой-близкой...Но оказалось, это невозможно... Оказалось, что надо было родиться уже там, в этом кругу...А это мне было не под силу. Себя переделать –могу, а вот место рождения – увы... Так что стояла я у него на определенной полке. Правда , - тут она усмехнулась, - долго стояла. Он это умел - все ставить на полки, тем и счастлив был.

- Понимаешь, - она помолчала, собралась с духом, и продолжила, - ему просто с самого начала не надо было меня любить. Не подходяще это было ему, не по ранжиру. А любил, потому что вот была такая...

- Химия? – спросила я и сжалась от собственной бестактности. В этих стенах слово имело совсем другое, страшное, значение. Но Мила только засмеялась, и, показав мне исколотую тыльную сторону нежной кисти, сказала:

- Да, химия, вот как эта. От которой не уйти. Ты знаешь, как мы были счастливы? Да никогда и ни с кем ему таким счастливым не быть, хоть утопни он в своем кругу... Ну а потом все просто стало. Я поняла, что хоть на голову стань, а человеком его круга мне не быть. Не поведут меня собеседникам королей представлять. Так на тайной полке и стоять. Вернее, всегда понимала, а однажды как-то совсем уж... дошло. Ну и свела все в ноль. А что? И живу!

- Но сейчас-то круг-не круг, а тебе же поддержка нужна.

- Он не знает. Не хочу. Это моя дорога. На ней кругов нет, все равны.

Двери распахнулись, вошли врачи с какого-то совещания. Меня потащили в одну сторону – забирать образцы, обсуждать результаты. Мила, махнув мне «пока» шагнула за ширму в углу помещения. Туда же побежала с капельницей медсестра Валя.

Когда я приехала снова, два месяца спустя, Милы уже не было.
Tags: любимую убил
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments