Елена Троянская (kisochka_yu) wrote,
Елена Троянская
kisochka_yu

Categories:

Эва-Эвелина

Борис познакомился с Эвой в маленьком кафе на Старой Площади. Там, где брусчатка мостовой свивалась замысловатой спиралью к канализационному люку, а деревья танцевали в непрерывном хороводе, застывая только на зиму.

Эва нравилась ему: спокойная, самостоятельная, даже, можно сказать, умная. И с юмором. Красивая? Пожалуй, да. Высокая, статная, с неразберихой темных, почти черных кудрей. И кожа – молочная, светлая, какая бывает только у зеленоглазых брюнеток.

Она пошла на встречи с ним без жеманства и кокетства. Словно знала себе цену и ничего не боялась. Он стал понемногу привыкать к ней. А месяца через полтора-два она пришла на свидание с Эвелиной. Девочка лет пяти или шести, смешная, с царапиной на коленке. Борис сразу понял, что Эвелина – не дочка Эвы. И не только потому, что точно знал, что у Эвы детей нет. Просто они были похожи не как мать и дочь, а как сам на себя бывает похож человек в пять лет и в тридцать. Борис это осознал легко, без усилия, как само собой разумеющееся.

Эвелина появлялась из ниоткуда и исчезала внезапно, в никуда. Вот только что сидела за столиком в кафе, копалась в мороженом, облизывала пальцы, задавала сотню вопросов, на которые сама же давала неожиданные ответы – и вот и нет ее уже, осталась спокойная, ироничная Эва. А потом опять вылезет из кустов в забытой аллее парка и начнет спрашивать, правда ли звезды - это дырки в небесном бархате, а Луна из сыра.

Он любил Эву и Эвелину. Пожалуй, он уже мог это сказать. С Эвой никаких обязательств его не связывало, только взрослые отношения. Равноправные, спокойные, но доверительные. А с Эвелиной... Борис так любил, когда Эвелина брала трубку на его звонки. Она умела это: превратить мир в первый праздник узнавания. И весь день - смешным кувырком, как в детстве, когда до каникул рукой подать, а в город приехал цирк.


Да, обязательств у него перед ними никаких не было. Он много ездил по делам службы, легко в разных городах заводя быстрые связи, разменивая пару драгоценных нежных слов на целую пригоршню расхожей словесной меди. Бросал мелочь, клевала какая-нибудь рыбка. Он пользовался этим без сердца, бездумно. Но возвращался последнее время только к Эве. Или к Эвелине? Он и сам не мог сказать. Однажды спросил их, сидя все в том же кафе – они любили это кафе, свою маленькую традицию:

- Ты любишь меня?
- Конечно, - Эва пожала плечами, провела пальцем по выпуклому боку кофейной чашки,
- А за что?
- Как за что? – раздался голосок Эвелины. Она подцепила вишенку из мороженого и любовалась ею, как вожделенным сокровищем. Потом выдала объяснение. – Я люблю тебя просто так. Потому что ты - это ты.

Так вот, возвращался он всегда к ним. Но рано или поздно что-то не связалось. Он опрометчиво оставил то ли свой телефон, то ли адрес там, где не следовало. Эве позвонила одна из его случайных подружек, вывалив и приукрасив все, что было и чего не было. Борис испугался, он не хотел. Но Эва была невозмутима. Даже пожалела его, посмеялась, пожурила слегка за неразборчивость.

А вот Эвелина кричала и плакала. Как будто он поднял на нее руку, избил ни за что. Она кричала, что он гад и гадский зверь, что он предал ее. Эва спокойно допила свой кофе, извинилась перед Борисом, взяла Эвелину за руку, и они ушли. Почти месяц после этого случая Эва появлялась одна. Была все так же мила, умна, иронична. Он спрашивал об Эвелине, Эва говорила – скоро появится. Наверное.

И девочка появилась. Бледненькая, словно после долгой болезни. Она смотрела на Бориса настороженно. Он пытался задобрить ее конфетами и мороженым, но Эвелина отмалчивалась. Прошло, наверное, еще несколько недель, пока она стала прежней. Почти прежней.

А потом... Это неправда, что нельзя наступить дважды на одни и те же грабли. В сущности, большая часть людей только и делает, что гуляет по граблям. Выстрелило нечто совсем уж пустячное для него, зато гадко и подло. Эва опять была само понимание, а вот Эвелина замолчала, только смотрела огромными глазами. В них даже не было слез. В них ничего не было. Она опять исчезла. Он ждал, надеялся, но Эва приходила одна.

Однажды, пытаясь наколдовать возвращение Эвелины, он пришел на свидание с коробкой ее любимых конфет. Эва взглянула удивленно:

- Я не ем конфет, ты же знаешь.

- Это для Эвелины, ты давно не приходила с ней.

- Разве ты еще не понял? – Эва равнодушно пожала плечами, - Эвелина больше не придет.

И спокойно продолжила, разглядывая лицо в зеркальце пудреницы:
- К кому мы пойдем сегодня? К тебе или ко мне?

После того, как они проделали все телодвижения, которые получались у них слаженно и умеренно вдохновенно, Борис спросил:

- Эва, ты любишь меня?
- Ну конечно. – Она сказала это невзначай, словно что-то ненужное обронила.

- А за что?

- Как за что? Ты прекрасно трахаешься, разве я тебе этого еще не говорила?

Все отсохло постепенно. Борис уже и не помнил, как. Звонки Эве стали реже, он потерял надежду, что ему ответит Эвелина. Как-то, вернувшись из очередной командировки, он забыл позвонить, закрутился. А когда спохватился, то понял, что и Эва ему не звонит. Значит, быть по сему.

Однажды, год спустя, он шел по бульвару и встретил Эву, идущую под руку с мужчиной. Она была все такой же красивой, а, может быть, даже похорошела. Но Борис смотрел не на Эву, а на Эвелину, которая вприпрыжку бежала по бульвару, ухватив за руку мальчика лет шести, как две капли воды похожего на спутника Эвы.

Эва увидала Бориса, улыбнулась приветливо, светски, равнодушно. Эвелина испуганно шарахнулась от него и, потянув за руку своего маленького кавалера, убежала вглубь парка.
Tags: любимую убил
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 169 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →