Елена Троянская (kisochka_yu) wrote,
Елена Троянская
kisochka_yu

Categories:

В поисках Марка

В зените февраля, когда землю обметывало белой колкой плесенью, солнце день за днем забывало всходить, а по саду бродили тепло укутаные кролики... В зените каждого февраля Фрида собиралась с духом и принималась звонить Марку. Она доставала из рюкзачка мобильник и пудреницу, долго глядела на себя в зеркальце, держа телефон в другой руке. Несколько раз нажимала на нужную кнопку, а потом - отбой. Наконец, решалась.

В трубке раздавался обязательный шорох, почему-то казавшийся Фриде шумом океана у берегов Флориды. А потом хриплый от попытки казаться ласковым, неприветливый по своему существу, голос говорил: “ Hello, darling!”

Фрида принималась торопливо запихивать в телефон острые фрагменты чужой речи. Она говорила, словно складывая загадочную мозаику, никогда до конца не уверенная, что получится в результате: то ли зеленая кошка, то ли фиолетовый огурец. Она говорила, а сама смотрела сквозь жалюзи офиса на солнце, непременно появлявшееся в этот момент, и представляла Марка, на борту 26футовой лодки посреди океана над рифом Луа Ки.

Иногда они договаривались, что Фрида приедет, и они вместе пойдут на Глубину. Иногда у нее были другие планы. Но звонила всегда – в феврале, когда ее лодка отплывала от одного края зимы, а другого берега еще не было видно.

В тот год Марк пропал. Его телефон сообщил, что такого номера не существует, с последнего места работы он исчез. С его матерью и бывшей женой также не удалось связаться. Осталась только фотография на сайте дайвшопа, на которой Фрида и Марк радостно улыбались в объектив после спуска на «Адольфус Буш». Словно последний привет.

Поначалу Фрида не поверила в происшедшее. Бросилась обзванивать дайвшопы, вешать объявления на дайверских порталах. Ниоткуда и ничего.

Она стояла на кухне и сосредоточенно снимала пенку с будущего супа. Думая о том, что у пенки красивый цвет: словно какао очень сильно развели в молоке.

- Ты что-то совсем раскисла этой зимой. – Эрнест был озабочен ее молчанием. – Позвони Марку, поедешь на Ключи... Сходишь на «Шпигель»...Тебе же нравится «Шпигель».

Фрида замерла. Она понимала, что сейчас придется сказать, и деваться будет некуда – слово сказано, значит, действительно, так оно и есть.

- Марк пропал, - она уронила фразу в будущий суп, заранее утомившись необходимостью объяснять весь путь, который она уже проделала в поисках.

- Да ну, ничего с ним не случилось, - и Эрнест был абсолютно прав в этом. – Ну подвернулась работенка и рванул на Кайманы или Бермуды. Да скорей всего, на Бермудах он и есть – у него же жена оттуда...Поезжай на Ключи просто так, ты все там знаешь. Найдешь какого-нибудь другого напарника сходить на глубину.

- Что Троя вам одна, ахейские мужи, - пробормотала себе под нос Фрида. – Ты же понимаешь, что Глубина с Марком и глубина без Марка – две разных глубины.

- Не грусти... Ты вспомнила о нем, как всегда, в феврале... В конце концов, вокруг тебя столько людей, готовых тебя обожать.

Фрида в ужасе бросила взгляд на дверь кухонного чулана, словно опасалась, что оттуда сейчас полезут непрошенные поклонники.

- При чем тут обожать? Марк никогда не обожал меня в расхожем смысле. У него для этого была эта, как ее? Миранда? Лайдела? А...Селина. В человеке все должно быть прекрасно, хотя бы имя, - она усмехнулась, вспомнив претенциозные имена уроженок Ключей. – Тут другое. Марк – это чистая субстанция.

Эрнест в сомнении приподнял бровь. Бывший Морской Кот с чистой субстанцией ассоциировался слабо.

- Ну правда же... Я тебе нравлюсь, потому что путаю тебя дурацкой логикой, своими неожиданными шуточками... А он не понимал моего языка – совсем не понимал. Я для него просто ... не знаю... красивый по форме предмет. Что и ценно...

Эрнест подумал, что он бы любил Фриду куда сильнее, если бы она вдруг онемела. А лучше бы, конечно, еще и перестала писать. Но об этом можно только мечтать.

- Ну и зачем тебе это? Ты интересная, умная, - тут Эрнест слегка закашлялся, - женщина.. Зачем тебе надо, чтобы на тебя смотрели, как на красивый предмет?

- Да потому... в жизни каждой интересной женщины должен быть хотя бы один мужчина, который видит в ней только красивую вещь.

- А я всегда думал, что в жизни каждой женщины должна быть хотя бы одна шуба.

- Шуба это хорошо... но не спасает.

Эрнест подумал, что Марк видел во Фриде, прежде всего, странное существо, безумно, как и сам Марк, влюбленное в Глубину. Но вслух ничего не сказал.

Фрида подумала, что, конечно же, Эрнест совершенно прав в своих мыслях. Но вслух ничего не сказала.

- Ну он же всегда хотел отправиться на юг? Помнишь, он говорил нам, что он отправится на юг?

- На его языке «отправиться на юг» означает также «умереть», – сказала Фрида. И вспомнила, как Марк рассказывал ей, что однажды навсегда уйдет в Глубину. Он говорил, что у человека тогда появляется «туннельное зрение». Говорил так, словно мечтал об этом.

- Может быть, он пропал, чтобы ты о нем почаще думала?

- Ну наверное... – протянула Фрида в сомнении. – Мы ведь часто начинаем думать о человеке, только обнаружив, что он вдруг исчез.

Фрида согласилась, потому что ей надоел этот разговор. Она надеялась, что Марк исчез не поэтому. Она хотела верить, что Марк в эту минуту смотрит на океан – конечно же, где Марк, там и океан. Да, сейчас он сидит на краю неизвестного пока еще ей, Фриде, острова, и в глазах у него лето.
Tags: любимую убил
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments