Category: литература

everything

Продолжая тему Шекспира

Мне тут вчерась пришло в голову, что бывает со мной нечасто. А ведь Петров и Баширов есть никто иные, как современные Розенкранц и Гильденстерн. Никто не знает, откуда появились, зачем и почему. И даже их автор, папаша Шекспир не очень в них разбирается. Появляются, творят незнамо что и исчезают...
everything

Новое в спектральном анализе (Девачкавый пост)

У меня тут случилось радостное: я решила купить себе сумку и куртку. Поскольку концепция покупки в реальных магазинах давно и успешно сходит на нет, то я отправилась куда? В эти ваши интернеты. И тут немедленно наметилась проблема: теперь у нас цвета товаров указываются исключительно поэтическим образом. То есть не красный, скажем, а кьянти или каберне. А я их и в реале-то не отличаю. Потому что кьянти не пью совсем, только каберне. Или "обнаженный" и "новый обнаженный". По картинке видно, что "новый обнаженный" несколько светлее "обнаженного". Ну понятно Collapse )
Или на фотках все исправимо, а кто в реале-то друг на друга смотрит?
everything

Старая сказка без начала и конца

Просто по поводу первого дня весны, наверно же надо что-то про любовь? Нет?

О светлейший мой повелитель, - продолжила свои речи Шахразада на следующую ночь, когда усладился Шахрияир ее ласками. - Так вот, была у купца Рахмана-ибн-Абу жена, которая не знала ни в чем отказа.
Collapse )
И прекратила дозволенные речи.
everything

Лиз и Боб. Софи и Феликс. (окончание)

Лиз и Анна замерзли и пожелали быстренько попить кофе, поэтому привычная компания, исключая гитаристов, оказалась в столовой.. Как получилось, что они стали вдруг обсуждать проблемы религиозных запретов? Вроде бы Стивен решил поделиться: видел в какой-то книжке, за какие грехи следует быть подвергнутым каким наказаниям в разных конфессиях. Грехом считалось почти все допустимое с точки зрения современного человека. Все благодушно ужасались, смеялись и подсчитывали сколько дней отсидки им полагается за самые обычные действия.
Collapse )
everything

Перечитывая «Мастера и Маргариту»

Хочу сказать сразу, дабы избежать побития камнями еще до того, как выскажу все, что хочу: мне нравится эта книга. Я люблю этот захватывающий с первых слов зачин, когда уже знаешь – да, завяжется узел необыкноввенных событий и никуда не уйти от этого вихря. Я люблю протяжные и размеренные главы о Пилате.

Но последнее время - довольно длительное время – об этом романе стало принято говорить не иначе как с придыханием волнения и всхлипами восторга. А от ряда товарисчей я вообще слышала, что «это лучшая книга
всех времен и народов».

У меня есть несколько претензий к общепринятому прочтению этого романа. И в первую очередь к Легенде о Великой Любви Мастера и Маргариты.

Collapse )
everything

Перечитывая «Евгения Онегина»

В очередной раз перечитывала роман, из которого не могу выпутаться всю жизнь. Сядешь этак, пару строф прочесть – ну и очнешься уже после «Примечаний». И все время гложет такое подозрение, что «дурят нашего брата».

Когда слышишь «ЕО», память услужливо подсовывает «Энциклопедия русской жизни» - этакий костылик. Мол, если ничего не поняли в том, что Вам рассказали, так извольте-с.

Откуда же появляется этот привкус гениальнейшей мистификации?
Collapse )